Сказка про Ивана-дурака

Жил-был царь. И росла у него в поле шелковая трава. Но каждую ночь траву кто-то поедал и вытаптывал, а царь никак не мог поймать вора. Разослал царь гонцов по всему царству: кто сумеет шелковую траву устеречь, за того отдаст царь свою дочь.
Сошлось к царю много народу — богачи, паны и простые люди.
А жил в том царстве один не богатый, но и не бедный человек. И было у него три сына: двое грамотеи, а третий, старший, дурак.
Средний сын просится у отца царскую траву стеречь. Пришел он к царю, низко поклонился.

Царь принял хлопца ласково, угостил, а вечером в поле послал траву стеречь.
Уснул хлопец в поле, а утром проснулся и видит: траву будто кто выкосил. Почесал затылок и пошел домой. Отец спрашивает:
— Ну как, сынок, устерег?
— Не умею я царское добро стеречь?
Собирается младший сын и похваляется, что уж он-то устережет. Но и младший проспал, не устерег царскую траву.
Тогда слезает с печи Иван-дурак и говорит:
— Раз вы были, то и я пойду.
Выбежал он из хаты, грязный, оборванный — в чем на печи сидел, в том и во дворец пошел. Но царь и его принял, угостил, да еще дал торбу с хлебом и салом. Пошел дурак в поле, к царской траве.
Развел костер и жарит сало. Выбегает из норки мышка, просит:
— Дай крошку хлеба, очень я голодна.
Иван отломил полкраюхи, еще и сала кусок дал. Мышка вдоволь поела и говорит:
— Спи спокойно, Иванко. Я знаю, кто траву губит. Пасутся здесь по ночам три коня-красавца. Один конь серебряный, второй — золотой, а третий брильянтовый. Когда стемнеет, они прибегут к колодцу, попьют воды, а потом пастись будут. И не столько травы съедят, сколько вытопчут. Ты, Иван, подойди к тому колодцу и спрячься за кустом. Нагнется конь воду пить — срывай с него уздечку. Так и со второго, и с третьего. Не отдавай, когда станут просить. А теперь ложись спать, я разбужу тебя в полночь. Только не забудь, что я тебе сказала.
В полночь мышка разбудила Ивана-дурака. Встал он и пошел к тому кусту, что над колодцем свесился. Спрятался, тихо сидит. Вдруг сильный свет ударил ему в глаза, и видит хлопец: прибежал серебряный конь воду пить. Только нагнул голову к колодцу, Иван сорвал с него уздечку. И стал конь покорным, не отходит далеко.
Потом прискакал золотой конь. И с него Иван сорвал уздечку. И с брильянтового тоже.
Ходят кони за дураком, просят:
— Отдай, Иван, наши уздечки, зачем они тебе?
Иван отвечает:
— Радуйтесь, что я вас отпустил! Вот поймаю, и будете камни возить: у нас как раз новую церковь строят.
Исчезли кони, будто их не было. Дождался дурак рассвета, пошел домой. А царю и не сказал, что траву уберег. Нашел у реки дуплистую вербу, спрятал свои уздечки, забил дупло дерном. Приходит домой. Сел на печь и никому ни слова. И ему, дураку, никто ничего не говорит.
Сказка про Ивана-дурака

А царь решил посмотреть свое поле. Приходит, видит: трава выше и краше стала. Испугался царь, жалко ему дочь за дурака отдавать... Долго думал, как быть и придумал: за того царевну отдаст, кто на коне подпрыгнет до третьего этажа.
Отправил царь гонцов по всей державе. Объявляют они народу царскую волю. И услыхали это братья Ивана-дурака. Говорят отцу:
— Идите, батюшка, на торг и купите нам лихих коней: царь объявил, кто на коне до третьего этажа прыгнет, за того отдаст свою дочь.
Пошел отец на торг и купил двух лихих коней. Поскакали хлопцы-грамотеи к царю. А Иван-дурак говорит:
— Нянько, разве я не ваш сын, что не хотите и мне коня купить? Да не беда, я и пешком дойду.
Слез с печи и ушел. На берегу реки открыл дупло в старой вербе, достал из него серебряную уздечку, потряс ею в воздухе.
И прискакал к нему серебряный конь:
— Чего желаешь, пресветлый царь?
Иван отвечает:
— Желаю серебряную одежду, серебряную саблю и еще хочу, чтобы прыгнул ты со мной до третьего этажа, к балкону царской дочери.
Конь говорит:
— Вложи руку в мое левое ухо и вытащи все, что тебе надобно.
Иван вложил руку в левое ухо коня, вытянул одежду и саблю. Разоделся, а конь ему:
— Садись, пресветлый царь, на меня. Как прикажешь — по земле скакать или по воздуху лететь?
Перегнал Иван своих братьев. Подскакал к царским воротам, пришпорил серебряного коня, взвился над толпой и выскочил на балкон третьего этажа к царской дочке. Сошел с коня, выпил вина, а потом опять вернулся к той вербе, где прятал уздечки. Коня отпустил, уздечку положил в дупло, переоделся в свои лохмотья и пошел домой. Никто его не спросил, где он был, сидит дурак на печи тихо. Через три дня приезжают братья, отец их спрашивает:
— Ну, сынки, сделали вы то, за чем ходили?
— Непутевое это дело, батюшка. Разные люди пробовали прыгнуть верхом до третьего этажа, да кто ни прыгнет тот и голову разобьет. Только один молодой витязь на серебряном коне и сам весь серебряный допрыгнул до балкона царской дочки.
А Иван с печи говорит:
— Видал и я того, в серебре! Он похлеще вас будет.
Рассердились братья:
— Молчи, дурак! Сидел бы на своей печке, нас не позорил бы.
А царь опять зовет охотников прыгать верхом до балкона царевны. Братья собираются, и дурак тоже. Когда грамотеи сели на своих коней и уехали, Иван пошел к вербе, вынул из дупла золотую уздечку и потряс ею. Прискакал к нему золотой конь:
— Чего желаешь, пресветлый царь?
— Желаю золотую одежду, золотую саблю и еще хочу, чтобы прыгнул ты со мной до третьего этажа, к балкону царской дочери.
Конь говорит:
— Вложи руку в мое левое ухо.
Достал Иван из уха коня все, что надо. Едет в царский дворец. Как подъехал, пришпорил коня и взвился до третьего этажа. Царевна должна была ударить его по лбу царской печатью, да не успела, растерялась — больно уж красив был витязь. А Иван вернулся к вербе, отпустил коня, спрятал уздечку, переоделся в свои лохмотья. Пришел домой, влез на печь, ничего не говорит. Через три дня вернулись братья. Отец их спрашивает:
— Что нового?
А они отвечают:
— Есть новости! Много народу лбы себе порасшибало, но никто не допрыгнул. Только один молодой витязь на золотом коне и сам весь золотой допрыгнул.
Собираются они в третий раз к царю. Грамотеи сели на своих коней и поехали. А Иван пошел к вербе. Вынул из дупла брильянтовую уздечку, потряс ею. И прискакал к нему брильянтовый конь:
— Чего желаешь, пресветлый царь?
— Желаю брильянтовую одежду, брильянтовую саблю и еще хочу, чтоб прыгнул ты со мной до третьего этажа, к балкону царской дочери.
Конь говорит:
— Вложи руку в мое левое ухо.
И опять разоделся Иван. Когда подъехали ко дворцу, пришпорил коня и взвился до третьего этажа, к царевне. Вскочил на балкон, царская дочь ударила его в лоб печатью. Иван поговорил с девушкой, взял у нее платочек и золотой перстень. Очень понравился витязь царевне. А Иван опять ушел к своей вербе. Уздечку спрятал в дупло, коня отпустил, переоделся и пошел домой.
Через три дня приезжают братья и рассказывают отцу, что был там брильянтовый витязь на брильянтовом коне, а больше, мол, никаких новостей нет.
Ждет царь не дождется жениха дочери. А Иван не торопится, сидит на печи, выгревается. Ждал царь, ждал, а потом разослал своих жандармов и полицию, чтобы привели всех молодых хлопцев и нашли того, кто с царской печатью на лбу.
Пришли жандармы и к отцу Ивана-дурака. Видят: хлопцы-грамотеи за столом что-то пишут, а дурак натянул на голову чулок, сидит на печи. Подошли к нему жандармы, хотели чулок стянуть. А он не дает. Жандармов было много, скрутили они Ивана и стянули с его головы чулок. Смотрят, а на лбу у дурака царская печать. Спрашивают:
— Где же у тебя золотой перстень и шелковый платочек царевны?
— Не знаю я ни про какие платочки, ни про какие перстни.
А братья говорят жандармам:
— Посмотрите в печи, в золе.
Разрыли они золу и нашли платочек, а в нем золотой перстень. Силой взяли Ивана, повели к царю.
Привели. А царская дочь вышла навстречу оборванцу, низко ему поклонилась, взяла за руку и повела в свою светлицу. Царь от позора глаза зажмурил. Не пошел к дочери на угощение. Только спросил:
— Впрямь хочешь такого мужа?
А она отвечает:
— Хочу и очень даже рада.
Повенчались они, но царь свадьбы не сыграл. Только то и сделал, что приказал вычистить гусиный хлев и отдать его заместо спальни царевне с мужем-дураком. И стали молодые в том хлеву жить-не грустить.
Раз приходит царская дочка к отцу, а царь сидит хмурый, печальный. Она спрашивает:
— О чем вы, батюшка, кручинитесь?
— Как мне, дочка, веселым быть, если надо на войну идти! И не знаю, устоит ли мое царство против лютого врага.
Вернулась царская дочь в свой хлев и рассказывает мужу, какие слова от отца услыхала. А Иван говорит:
— Пойди-ка, спроси у царя, не поехать ли и мне с ним на войну?
Царевна спросила отца. А царь говорит:
— Пусть едет, может, убьют его там.
Царская дочь обняла своего Ивана и со слезами промолвила:
— Велел батюшка, чтобы ты на войну шел.
А царское войско в большой печали было — никому воевать неохота. Только Иван-дурак веселый. Вывел он из конюшни самого захудалого коня, сел лицом к хвосту и ездит по царскому двору. Все над ним стали смеяться. А Иван поехал вперед войска, остановился в поле у лужи, в которой полно лягушек жило. Зарядил ружье и лягушек постреливает. Проходит мимо войско, спрашивает Ивана:
— Что ты, дурак, делаешь?
— Делаю, что надо, — отвечает. — Смотрите, сколько врагов перебил, пока вы пришли.
А когда войско проехало дальше, Иван взял серебряную уздечку и потряс ею. Прискакал к нему серебряный конь:
— Чего желаешь пресветлый царь?
— Желаю серебряную одежду, серебряную саблю и хочу все вражье войско перебить.
Понес его конь по воздуху. Обогнали они царя с дружиной и перебили все вражье войско. Едут обратно, встречают своих. Говорит Иван:
— Возвращайтесь домой, война окончена.
А царь спрашивает:
— Откуда ты, добрый молодец?
— Я из Гусятина.
Пришпорил Иван своего серебряного коня и поскакал. Остановился в поле у лужи, переоделся, дивного коня отпустил и стреляет себе лягушек. Тут его и нашли.
Вернулся царь с дружиной домой и рад-радешенек, что война окончилась для него без потерь. А царская дочка спрашивает:
— Что, батюшка, нового?
— Царство свое мы отстояли, — отвечает царь. — Помог нам серебряный витязь из Гусятина. Да я вот все карты пересмотрел и никак не могу найти такого города.
Царевна знала, что тот витязь — ее муж. Но отцу ничего не сказала.
А царь другой державы собрал войско и прислал письмо, что идет войной. И снова дочка спрашивает отца:
— О чем вы, батюшка, кручинитесь?
— Как мне не печалиться, если опять война! Тот раз мы царство свое отстояли, а уж теперь как будет, не знаю.
А Иван-дурак опять вывел из конюшни захудалого коня и поехал к той луже, где лягушек стрелял. Когда царская дружина прошла мимо, Иван взял золотую уздечку, потряс ею. И прискакал к нему золотой конь:
— Чего желаешь, пресветлый царь?
— Желаю золотую одежду, золотую саблю и хочу все вражье войско разбить.
Сел Иван на коня, поднялись они в воздух, долетели до самой границы и перебили все вражье войско. На обратном пути встречают своих. Иван говорит:
— Возвращайтесь домой, война окончена.
Царь его спрашивает:
— Откуда ты, добрый молодец?
— Я из Гусятина.
Пришпорил Иван золотого коня, прискакал к своей луже, переоделся и опять возится с лягушками. А дружина царская вернулась домой, отдыхает и радуется, что войне конец. Спрашивает дочь царя:
— Батюшка, что нового?
— Хороши новости! Отстояли мы свое царство. Помог нам славный золотой витязь. И этот сказал, что он из Гусятина. Где же город такой, никак не пойму!
А царь третьей державы собрал войско и тоже прислал письмо, что воевать хочет. Снова дочка спрашивает царя:
— О чем вы, батюшка, кручинитесь?
— Как мне веселым быть, если опять на войну идти! Два раза отстояли мы свое царство, а уж в третий — не знаю...
Пошла царевна в свой хлев и рассказала мужу новости. А Иван-дурак вывел из конюшни захудалого коня и поехал к своей луже, опять лягушек стреляет. Прошла царская дружина мимо, а Иван взял брильянтовую уздечку и потряс ею. Прискакал к нему брильянтовый конь:
— Чего желаешь, пресветлый царь?
— Желаю брильянтовую одежду, брильянтовую саблю и хочу разбить вражескую державу, а ее царя убить.
Разоделся Иван в брильянтовую одежду, вскочил на коня и полетел по воздуху до границы. Все вражье войско разбил и самого царя убил.
А Ивану только большой палец правой руки саблей поранили.
Повернул Иван брильянтового коня, едет домой, встречает своих.
— Возвращайтесь, война окончена!
Царь вынул шелковый платочек, завязал встречному витязю пораненый палец и спрашивает:
— Откуда ты, добрый молодец?
— Я из Гусятина.
Пришпорил Иван брильянтового коня и прискакал к своей луже. Переоделся, опять лягушек стреляет. Царская дружина проходит мимо, все над дураком смеются. А когда царь с войском вернулся домой, большое веселье было.
Иван не пошел на царский пир. Лег в гусином хлеву на свою самодельную кровать и крепко уснул. Смотрит жена: на руке у него отцовский шелковый платочек. Обрадовалась, побежала к царю и спрашивает:
— Что, батюшка, нового?
— Хороши новости, доченька! Отстояли мы нашу державу. Врагов разбил славный витязь на брильянтовом коне и сам весь брильянтовый.
Царевна говорит:
— Батюшка, а чего это у моего дурака рука вашим шелковым платочком перевязана?
— Не может быть, дочка: твой дурак лягушек стрелял!
Пошел царь в гусиный хлев и сам увидел на руке Ивана свой платочек. Крикнул царь:
— Зятек мой дорогой, вставай!
Встал Иван и спрашивает:
— Чего тебе еще от меня надобно, пресветлый царь?
— Ничего я от тебя, дорогой зятек, не требую. Только скажи, ради бога, почему три раза отвечал мне, что ты из Гусятина?
— Разве то неправда? — говорит Иван. — Вы дали нам этот хлев, а в нем раньше гуси жили. Вот вам и Гусятин!
Вынул Иван из тайника свои три уздечки и потряс ими. Прискакали к нему три его диво-коня. Одел Иван по очереди серебряную, золотую и брильянтовую одежду, спрашивает:
— Не такого ли витязя вы, пресветлый царь, встречали?
— Такого!
Забрал царь Ивана в свои палаты и отдал ему свою корону.

Виртуальная раскраска.